С целью определить актуальные тенденции в сфере ИТ мы провели ряд интервью с представителями ИТ-компаний — резидентов белорусского Парка высоких технологий. Сегодня наш собеседник — Николай Кураев, генеральный директор СП ЗАО «Научсофт».

kuraev_sciencesoft.jpg

 

 

 

 

 

 

 

— Каково, на ваш взгляд, будущее ИТ-аутсорсинга в Беларуси?

— Нехватка квалифицированных кадров в ИТ-отрасли ведет к тому, что цены на ресурсы растут. Сейчас аутсорсинговая система в Беларуси переживает период расцвета, но дальше надо смотреть, куда и как двигаться. Разные компании по-разному решают для себя эти вопросы. Я интересовался данной тематикой и могу рассказать про опыт Польши и конкретно города Кракова. Польский рынок аутсорсинга начал развиваться раньше, чем белорусский. В начале 1990-х там было большое число компаний, которые предоставляли такого рода сервисы. Были также и продуктовые компании: глобального типа, продававшие продукты на мировом рынке, а также ИТ-предприятия, которые делали решения для местного польского рынка. Далее нехватка кадров и рост цен привели к укрупнению таких компаний: мелкие компании стали разоряться, перекупаться. Произошла более четкая специализация компаний. Но и на этом системная эволюция не закончилась. Потом пришли крупные иностранные ИТ-компании, которые прочно обосновались на рынке. Буквально в течение 3-4 лет крупные и мелкие местные аутсорсинговые игроки просто исчезли. Выжили единицы – те, кто делает продукты для продажи на мировом рынке и могут конкурировать по зарплатам и условиям работы, а также те, кто делает очень специфические продукты для польского рынка, к примеру, программно-аппаратные системы для учета газа. А чисто аутсорсинговых местных компаний уже попросту нет. ИТ-специалисты работают в иностранных центрах разработки, ИТ-подразделениях крупных иностранных предприятий.

— Повторяет ли Беларусь путь Польши?

— В нашей стране уже тоже есть несколько центров разработки крупных иностранных компаний. Однако думаю, сценарий развития ситуации в Беларуси будет несколько отличаться от польского. Здесь интересно обратить внимание на то, как разворачивались события в Литве. Там одна иностранная компания пришла на рынок и в очень короткий срок набрала себе большую команду ИТ-специалистов. Она не скупала какие-то местные ИТ-компании, а просто предложила людям более высокие зарплаты, перетянула к себе кадры, и тем самым «обескровила» остальных участников рынка. Но, что важно, литовские ИТ-компании сумели выжить. Для этого они изменили свою бизнес-модель. Сохранив клиентов и ключевых ИТ-специалистов, они передали часть работы «по цепочке» в Беларусь и Украину.

— Возможна ли для нашей страны такая схема наработки компетенций и передачи ряда более простых функций кому-то «по цепочке»?

— Одно из преимуществ аутсорсинга в Беларуси – наша «европейскость». Но найти европейскую страну, в которой бы девелоперы были дешевле, затруднительно. Крупные белорусские компании, как наша, изучают возможности сотрудничества с Китаем, Индией, Вьетнамом. Там кадры дешевле, но и качество их ниже. Пойдя по этому пути, мы можем стать менее привлекательными и конкурентоспособными на Западе.

— А если говорить о качестве и квалификации белорусских ИТ-специалистов, как быстро они растут?

— По моей оценке, примерно на 5 процентов в год. Однако и мир не стоит на месте, там также растет средний уровень ИТ-специалистов, повышается их стоимость. К примеру, ориентировочно, рост цен на ИТ-услуги в Америке за 2014 год составляет 2,9 процента. В Беларуси цены на ИТ-рынке растут быстрее. К счастью, есть Парк высоких технологий, который позволяет нам оптимизировать расходы и сохранять конкурентоспособность. Если сейчас для белорусской ИТ-индустрии установить те же условия хозяйствования, что и для других предприятий страны, то мы станем абсолютно неконкурентными на мировом ИТ-рынке.

— Завершая тему прогноза судьбы ИТ-аутсорсинга в Беларуси, какой сценарий развития ситуации нас все же ожидает?

— Думаю, сценарий прихода в нашу страну ряда крупных иностранных компаний и осложнения на местном рынке ИТ-кадров возможен, но он не будет иметь таких серьезных последствий, как в Польше или Литве. Будет происходить консолидация бизнеса. Крупные компании будут явно или неявно разрушать мелкие аутсорсинговые компании. У последних же будет шанс выжить при сильной кастомизации своих сервисов и узкой специализации или же вовсе при переходе к продуктовой модели. С учетом того, что зарплаты ИТ-специалистов в Беларуси «привязаны» к долларовому эквиваленту, особый интерес будет к заказчикам с рынков, где расчеты производятся именно в этой валюте.

— Сейчас расширился перечень видов деятельности компаний – резидентов ПВТ. На ваш взгляд, станет ли важной областью специализации для Беларуси сегмент разработки программно-аппаратных комплексов?

— Для работы в данной области нужны очень специфические специалисты и хорошие контакты в среде заказчиков подобной продукции. На эти рынки выйти достаточно сложно. Конечно, в Беларуси есть удачные примеры таких разработок, но они единичны. Вряд ли нас ждет «взрывное» развитие в данном направлении. Эти компетенции нарабатываются многими годами.